Отец Максима Транькова так ждал эту победу…

Отец Максима Транькова так ждал эту победу…

Ну наконец-то! Волосожар и Траньков выиграли чемпионат Европы в присутствии четырехкратных чемпионов мира Алены Савченко и Робина Шолковы. Но это был очень грустный праздник...

Сразу же после награждения Таня с Максимом улетели на похороны отца Транькова, а их тренер Нина Мозер глубоко вздохнула: «Сил обрадоваться победе нет совсем...»

Самое поразительное, что Мозер изначально пришла к нам в микст-зону... отчитываться за поражение. До нее там уже стояли, как у позорного столба, великие Алексей Мишин с Тамарой Москвиной. Мишин пришел с поднятыми руками, с ходу предложив «Расстреливайте!» после падения в короткой программе с тройного акселя Евгения Плющенко.

Москвина, когда ее пара Кавагути - Смирнов в потрясающей, не имеющей аналогов в современном парном катании произвольной программе «Февраль» не смогла тоже из-за падений партнера подняться на пьедестал, вообще сказала: «Давайте я повернусь к вам спиной, и делайте со мной что хотите... У кого-нибудь розги есть?»

- При чем здесь вы, Тамара Николаевна? Не вы же падали, а Саша Смирнов.

- Я тренер, значит, я отвечаю за все, - отчеканила Москвина.

Примерно с таким же настроением - расcтреливайте! - появилась из-за кулис и Нина Мозер. Она выглядела очень подавленной, говорила о том, каким тяжелым и бесконечно долгим выдался этот день. Что они рано проснулись, поскольку тренировка была назначена на рассвете, потом это напряженное ожидание вечера...

Вот откуда в произвольной такие ошибки: с двух выбросов Волосожар приземлилась неудачно. Один раз с касанием льда рукой, во второй - на обе ноги…

«А мы накануне дважды прокатали произвольную программу на тренировке блестяще, без единой помарки», - поникшим, бесцветным голосом продолжала Мозер.

- Послушайте, вот ваша пара выиграла... - начал кто-то из журналистов.

- Чья пара выиграла? - не поняла Нина Михайловна.

- Ваша, ваша, - сказала я, указывая на монитор, стоявший в микст-зоне.

Немецкая пара Савченко - Шолковы каталась последней, и только что на мониторе высветились их оценки.

Ни Мозер, ни Волосожар не смотрели на выступление Савченко и Шолковы. Соответственно они не видели, что упала железобетонная Алена, накануне жестко обещавшая: «Завтра... Подождите до завтра...»

Савченко тоже не выдержала напряжения!

Ошарашенная Нина Мозер начинает улыбаться, слабо, по-детски, немного растерянно:

- Я очень рада... Я так рада... Неужели это правда? Мы выиграли? Но я пока ничего не понимаю. Ребята уедут, я останусь одна и, может быть, потом, потом пойму... И все вместе мы когда-нибудь потом порадуемся….

Татьяна Волосожар выглядела ненамного лучше своего тренера. Она была такой же бледной и тоже через силу заставляла себя произносить какие-то слова.

А в душе у Тани было, по-моему, темно и пусто:

- Хорошо, что нам все-таки удалось выступить на этом чемпионате Европы. Пока мне сложно сказать, почему мои приземления с выбросов получились не очень удачными, я вроде бы заходила на элементы хорошо, уверенно... Зачем вы акцентируете внимание на том, что мы победили именно Алену и Робина? Они не единственные наши соперники, соперников у нас много, нам нельзя расслабляться, любая из китайских пар может выстрелить.

Но я не знаю, что еще сказать... Было очень тяжело, морально и физически...

Для чего жизнь делает все это с нами? В финале прошлогоднего Гран-при в Квебеке Максим и Таня проиграли немцам 0,18 балла. На чемпионате мира в Ницце - 0,11.

На золотую медаль предыдущего чемпионата Европы смотрели равнодушно: в Шеффилде не было Савченко и Шолковы, эта медаль выиграна не у них и поэтому не так дорога.

И вот совершилось! А радости нет... Потому что нет человека, который стал бы вчера счастливее всех на свете. Леонида Степановича Транькова.

Он не дожил до этой радости всего лишь несколько дней...

Загреб.

Чемпион сначала не хотел быть фигуристом

Похороны Леонида Степановича Транькова, которые отложили до приезда сына, пройдут в Перми в субботу. Кстати, именно отцу Максим обязан тем, что стал знаменитым фигуристом.

- Леонид Степанович сам привел его на тренировку во Дворец спорта, - вспоминают знакомые семьи. - Мальчик рос сорванцом и задирой, надо было как-то направить его неуемную энергию на мирные цели. А Максимка ни в какую: заниматься фигурным катанием он не хотел. Но отец словно чувствовал: стихия сына - это лед. Они оба стоили друг друга: характеры одинаковые - горячие оба. Через год тренировок из-под палки Максим бросил лед и стал заниматься плаванием, но потом вернулся.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
 
Чемпион Европы Максим ТРАНЬКОВ:  «Отец где-то там, на небе, смотрел и видел, как я выступаю»
 
- Было нелегко, - признался спортсмен корреспондентам «КП», которые встречали его в аэропорту. - Но я знал, что мы выиграем. Этого хотел мой отец. Он перед соревнованиями настраивал нас: «Вы выиграете, вы выиграете!» Так и случилось. Такое ощущение, что отец где-то там, на небе, смотрел и видел, как я выступаю. Я был уверен в победе, я не мог позволить себе не победить.(читать далее>>>)